Лимоны по цене персиков

Информация
Лимоны по цене персиков

30.03.2010
Количество сделок на рынке купли-продажи бизнеса, несмотря на относительную стабилизацию экономики, до сих пор весьма невелико. А оживление откладывается не неопределенное время. И виноваты в этом сами продавцы, а также нерадивые бизнес брокеры...

В развитых экономиках в процессе купли-продажи действующих предприятий, кроме субъектов рынка (продавца, покупателя, посредника), активную роль играет государство, устанавливающее правила игры и механизмы защиты интересов сторон, заключающих сделку. Но у нас госрегулирование носит избирательный характер: довольно жестко контролируются, к примеру, аудиторские услуги и оценочная деятельность, а участникам рынка купли-продажи бизнеса дозволено играть без правил. Вот и доигрались…

Изучая причины падения американского рынка подержанных автомобилей, известный экономист и нобелевский лауреат Джордж Акерлоф пришел к выводу: виновниками проблем являются сами торговцы. Ученый разделил все б/у автомобили на две группы: «убитые» тачки назвал «лимонами», а еще вполне приличные машины — «персиками». Так вот, оказалось: подавляющее большинство комиссионных магазинов старательно скрывало «убитость» автомобилей, пытаясь продавать «лимоны» по завышенной цене. Поскольку «навар» от таких сделок был больше, рынок постепенно сместился в сторону торговли «лимонами», а цена на «персики» пошла вниз. Доверие покупателей к рынку подержанных машин было подорвано, что и вызвало его вырождение. По мнению Акерлофа, восстановить доверие покупателя к «персикам» можно, развивая систему страхования и гарантийного обслуживания, а также пресекая недобросовестную конкуренцию силами отраслевых ассоциаций при поддержке государства.

На российском рынке купли-продажи бизнеса сомнительную, «кислую» победу одержали «лимоны». Среди потенциальных покупателей сложилось устойчивое мнение, будто из всей массы выставленных на продажу объектов в полном смысле бизнесом можно считать не более половины, а соответствующими критерию «стоимость / срок окупаемости» — едва ли двадцатую часть. К сожалению, такое мнение подтверждено практикой. Кроме того, доказанным можно считать тезис о том, что значительная часть посредников, использующих в своей работе термин "продам бизнес",  упорно выдает «лимоны» за «персики».

Ко мне все чаще обращаются потенциальные покупатели с просьбой поучаствовать в сделке по приобретению бизнеса, поскольку они не уверены в реальности заявленных продавцом финансовых данных и адекватности цены. Зачастую приходится «сражаться» и против своих же коллег — бизнес-брокеров, отстаивающих «персиковую» позицию продавца! Нередки и случаи откровенного сговора продавца и посредника, что не красит бизнес-брокерское сообщество.

Вот характерный случай. Энергичная дама, топ-менеджер сети автосалонов, решила приобрести мебельный цех. Продавался объект известной бизнес-брокерской компанией, которая на словах ручалась за достоверность заявленных финансовых показателей и адекватность цены. Однако при посещении цеха у потенциального покупателя возникли сомнения, усилившиеся после отказа брокера предоставить список активов и управленческую отчетность. Хватило трех дней, чтобы отказаться от сделки: прибыльность была завышена в четыре раза, а оборудование принадлежало не компании, а лично гендиректору, находящемуся в длительном и неразрешимом конфликте с владельцем бизнеса.

Достижение справедливой цены сделки, обеспечение жизнеспособности бизнеса после смены владельца и защита интересов покупателя — неотъемлемая часть надлежащей брокерской бизнес-практики. И прежде всего — задача брокера, выступающего на стороне продавца. В небольших сделках покупателю зачастую не нужен ни аудитор, ни оценщик, ни юрист, если имеется дорожащий своей репутацией специалист со стороны продавца. Но так бывает не всегда.

Первоочередная задача, стоящая перед отраслевым сообществом — разработка стандартов бизнес-брокерской деятельности и создание какого-то подобия СРО. Такая ассоциация должна создать страховой фонд из средств участников, чтобы компенсировать нанесенный нерадивыми специалистами ущерб, а исключение из СРО должно ставить крест на бизнесе недобросовестного брокера. Вторая задача, кажущаяся сегодня невыполнимой, — создание системы госрегулирования, принятие стандартов и соответствующего закона. Надеюсь, в этих выводах меня поддержат ведущие бизнес-брокеры, страдающие от плодов «кислой» победы.



Алексей Москвич
опубликовано в «Бизнес-журнале Онлайн»